September 12th, 2020

promo godbo may 13, 2036 17:00 10
Buy for 20 tokens
"Друзья из Франции" внутри СССР Кэрол Брикерман является симпатичной журналисткой из Франции, которая приехала в СССР, чтобы собрать материал для статьи о том, как в Советском Союзе проходит жизнь евреев. Вместе с девушкой путешествует молодой мужчина Жером Беркович, который бы…

Очень вкусные жаренные пирожки с картошкой

Очень странный фильм о жестокости, разрывающий шаблон



Какая-то окраина или промзона: заброшенный терминал, пустые ангары, зимний ветер, очертания большого горда в дымке холодного воздуха, мокрый снег и промозглое одиночество. Подъезжают машины, молча выходят люди в длинных пальто и направляются в пустое сооружение.

Collapse )

Мария Владимировна меняет профессию...

Фото ЯндексФото.
Фото ЯндексФото.

Как вам известно, недавно Мария Захарова попала в небольшой конфуз (ну как небольшой — международного масштаба), в результате которого Россия чуть не потеряла стратегического партнёра в лице православной Сербии.

Collapse )


Крокодиловы слёзы Светланы Алексиевич



Белорусская писательница Светлана Алексиевич, входящая в Координационный Совет белорусской оппозиции, 9 сентября опубликовала обращение к русской интеллигенции: «…Сначала у нас похитили страну, похищают лучших из нас. Но вместо вырванных из наших рядов придут сотни других. Восстал не Координационный комитет. Восстала страна. Я хочу повторить то, что говорю всегда. Мы не готовили переворот. Мы хотели не допустить раскола в нашей стране. Мы хотели, чтобы в обществе начался диалог. Лукашенко говорит, что не будет говорить с улицей, а улица – это сотни тысяч людей, которые каждое воскресенье и каждый день выходят на улицу… Еще я хочу обратиться к русской интеллигенции, назовем это так по-старому обычаю. Почему вы молчите? Мы слышим только редкие голоса в поддержку. Почему вы молчите, когда видите, как растаптывают маленький, гордый народ? Мы все еще ваши братья. А своему народу я хочу сказать, что я люблю его. Я горжусь им. Вот опять кто-то неизвестный звонит в дверь…».

Само собой, либеральная интеллигенция сразу кинулась со словами поддержки и восхищения, подобно тому, как они шесть лет назад восхищались государственным переворотом на Украине. А Людмила Улицкая и вовсе заявила, что «в вашей стране произошло событие, которое завтра может произойти и в России».

Однако политолог Сергей Марков напомнил этой писательнице, нацепившей страдальческий образ борца за свободу, о некоторых интересных моментах её биографии и выразил сомнения в её праве считаться моральным авторитетом: «В советские времена хвалила Дзержинского, а в русофобские времена ругает Россию. И всегда за эту конъюнктуру получает премии от начальства. Раньше от советского начальства, а теперь от европейского начальства. К истинной моральной позиции это не имеет отношения».

Действительно, в отличие от части современной российской либеральной интеллигенции Алексиевич антисоветским диссидентом никогда не была. Об этом также напомнил и правозащитник Александр Подрабинек: «В 1977 году, когда КГБ громил Хельсинкские группы в Москве, Киеве и Вильнюсе, когда по стране прокатилась волна арестов диссидентов, вы опубликовали в своем советском журнале статью "Меч и пламя революции" — панегирик Феликсу Дзержинскому, профессиональному палачу и основателю чекистской корпорации. Вы писали, что влюблены "в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные».

Если почитать эту статью, думаешь, что её писала какая-то другая Светлана Алексиевич, тёзка нынешней нобелевской лауреатки, душою страдающей за белорусских майданщиков. «Я еще и еще раз вглядываюсь в фотографии, желая мысленно пройти вслед за ним этот путь внутреннего движения и борьбы». «Железный Феликс» и «рыцарь революции»… Столь, казалось бы, разные понятия. Первое — олицетворение стойкости, непримиримости, твердости духа, — «ни разу не отступил от большевизма», во втором слышна поэтичность: был чист и свят душой, как ребенок. Его завет: «Чекистом может быть только человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками». «Ловлю себя на мысли, что мне все время хочется цитировать самого Дзержинского. Его дневники. Его письма. И делаю я это не из желания каким-либо образом облегчить свою журналистскую задачу, а из-за влюбленности в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные». «Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чье имя — Феликс Дзержинский — «меч и пламя» пролетарской революции».

Конечно, можно сказать, что со временем взгляды человека могут сильно измениться. Однако желание Алексиевич обратиться к «русской интеллигенции» за поддержкой как-то контрастируют с её позицией по отношению к попыткам вытеснения русского языка на Украине, высказанной в интервью журналисту Сергею Гуркину в июне 2017 года. Тогда на вопрос «в лоб», нужно ли отменить русский язык на Украине для вхождения в Европу, она заявила: «Нет. Но, может быть, на какое-то время и да, чтобы сцементировать нацию. Пожалуйста, говорите по-русски, но все учебные заведения будут, конечно, на украинском». Далее Алексиевич добавила, что «другого способа сделать нацию нет», попутно упрекая Россию в русификации «занятых территорий». А про убийство писателя Олеся Бузины она и вовсе заявила, что «понимает мотивы людей, которые это сделали».

Таким образом, кому-кому, но только не Светлане Алексиевич лить крокодиловы слёзы о белорусских майданщиках и их свободе народа соседней республики. Граждане Белоруссии сделали свой выбор и не в пользу Тихановской, из которой отчаянно пытаются лепить образ народного лидера. Однако этот образ такой же несовместимый с реальностью, как и Алексиевич в роли морального авторитета.