November 10th, 2018

promo godbo may 13, 2036 17:00 10
Buy for 20 tokens
"Друзья из Франции" внутри СССР Кэрол Брикерман является симпатичной журналисткой из Франции, которая приехала в СССР, чтобы собрать материал для статьи о том, как в Советском Союзе проходит жизнь евреев. Вместе с девушкой путешествует молодой мужчина Жером Беркович, который бы…

Я больше с моим мужем не могу обсуждать интимные проблемы

Я в браке 25 лет, но больше не чувствую себя влюбленной

Оценивать - значит создавать

Я больше не могу обсуждать интимные вопросы с мужем



Я больше не могу с моим мужем обсуждать наши интимные вопросы

Я не уверена, что знаю с чего начать, но мне нужно  перед кем-то выговориться, не хочу обсуждать это в кругу моих знакомых.

Collapse )

Оценивать - значит создавать

Салтыкова Ирина - девочка 52+ в бикини играется со спасательным кругом на яхте



Салтыкова Ирина - девочка 52+ в бикини играется со спасательным кругом на яхте

"Как возможно так выглядеть?", - этим вопросом задаются многие из жителей Инета.

Collapse )

В Испании

Как хоронили Брежнева (воспоминания и фото)



День, когда умер Брежнев (а точнее, следующий за ним день), я помню довольно хорошо. Учился я тогда в средней школе, в четвёртом классе. Некоторые одноклассники, узнав о смерти генсека, спрашивали друг друга: "И чего теперь? Будет война?". Странно, но лично меня этот вопрос абсолютно не волновал. Однако, к кончине Леонида Ильича, помнится отнёсся с искренним сочувствием. Всё же, лившаяся со всех сторон бесконечным потоком пропаганда, возымела некий эффект, не скрою.

Collapse )

Михайловское. Признание Пушкина в любви к другу


Михайловское - фамильное имение Пушкина.

«Мой первый друг, мой друг бесценный!» Эти строки многие помнят со школы, так Пушкин горячо выразил свои чувства к лицейскому другу Ивану Пущину, который приехал навестить его в усадьбе Михайловское. Увидев внезапно любимого друга утром во дворе своего дома, радостный Пушкин выбежал к нему навстречу босиком на мороз.

Пущин вспоминал о радостном моменте: «Я оглядываюсь: вижу на крыльце Пушкина, босиком, в одной рубашке, с поднятыми вверх руками. Не нужно говорить, что тогда во мне происходило. Выскакиваю из саней, беру его в охапку и тащу в комнату... Смотрим друг на друга, целуемся, молчим. Он забыл, что надобно прикрыть наготу, я не думал об заиндевевшей шубе и шапке…» Collapse )